Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Амбиции Турции по поводу «тюркского мира» столкнулись с реальностью в Казахстане

Вмешательство России и ОДКБ в события в Казахстане стало «важным предупреждающим сигналом» для Турции и недавно обновленной Организации тюркских государств о том, «что их амбиции не должны превышать их возможности». Подобного мнения придерживается аналитик Майкл Танчум, пишет Nikkei Asia.

«После победы Азербайджана при содействии Турции в войне с Арменией в 2020 году социальные сети охватила определенная эйфория по поводу «Турана» (великий тюркский мир)», — отмечает Танчум, старший научный сотрудник Австрийского института европейской политики и безопасности и внештатный научный сотрудник Института Ближнего Востока в Вашингтоне.

Она усилилась в ноябре прошлого года, когда Турция стала председательствующим президентом Организации тюркских государств и изменила ее название с Совета сотрудничества тюркоязычных государств (Тюркский совет). Лидеры открыли новую штаб-квартиру в Стамбуле и приняли стратегический документ под названием «Видение тюркского мира 2040».

После встречи в социальных сетях появились амбициозные карты «тюркского мира», некоторые из которых охватывают Синьцзянский автономный район на западе Китая и некоторые районы восточной России.

«Россия сталкивается с новой геополитической реальностью Турции как растущего законодателя евразийской повестки дня, обладающей собственной способностью переориентировать связь через Каспийский бассейн и Центральную Азию», — сказал Танчум. «Этот потенциал был значительно усилен соглашением о прекращении огня от ноября 2020 года, которое создает коридор через Армению, соединяющий Азербайджан с его эксклавом Нахиджеван, обеспечивая прямую связь Анкары с Азербайджаном и всей тюркской Центральной Азией». «Россия с беспокойством смотрит на все эти события. Китай тоже», — сказал Танчум.

Рич Аутзен, бывший военный офицер США и сотрудник отдела политического планирования Госдепартамента, считает, что «это была отличная проверка реальности» для амбиций Турции через Организацию тюркских государств. «Тот факт, что такая великая держава, как Соединенные Штаты, менее заинтересована в регионе после вывода войск из Афганистана, не означает, что другие великие державы, такие как Россия или Китай, также менее заинтересованы, и у них есть полная свобода действий, чтобы формировать что угодно». «Русские имеют почти имперские интересы в этом районе и хотят формировать его в соответствии со своими пожеланиями. Китайцы тоже», — сказал Оутзен.

По его словам, Организация тюркских государств опоздала примерно на «три года» с точки зрения Казахстана, и успех Турции в оказании помощи собрату-тюркскому государству Азербайджану в его войне 2020 года не может использоваться в качестве сравнения для измерения растущего влияния Анкары в регионе. Отношения с другими тюркскими странами, такими как Казахстан, развиваются сравнительно более медленными темпами, отметил Аутзен.

В то время как турецкие официальные лица заняли осторожную и нейтральную позицию в отношении участия России и ОДКБ в Казахстане, турецкие «ястребы» начали призывать к созданию аналогичной «Великой тюркской армии», которая могла бы реагировать на такие инциденты.

Контр-адмирал в отставке Джихат Яйджи, который до 2020 года занимал должность начальника штаба ВМС Турции, заявил местным СМИ: «Необходимо создать армию Турана». Яйджи заявил, что неприемлемо, чтобы армянские силы вошли в Казахстан под видом миротворческих сил. Такие комментарии наверняка будут внимательно отслеживаться в Москве и Пекине.

Министр обороны Турции Хулуси Акар, отвечая на вопрос о возможном будущем мандате миссии по поддержанию мира для этой организации, сказал: «Это все возможности, и все возможности обсуждаются. По мере развития событий любые такие меры могут быть приняты». Акар добавил, что заявление Эрдогана о том, что Турция готова делиться с Казахстаном всевозможной информацией и опытом, «является для нас инструкцией». «При поступлении любой просьбы, требования и если нам будут даны соответствующие указания, мы готовы оказать всяческую помощь и поддержку нашим братьям-казахстанцам», — сказал он.

Хотя Турция в последнее время активизировала сотрудничество в области безопасности с Казахстаном за счет экспорта продукции оборонной промышленности, обучения и подготовки казахстанских военнослужащих в Турции и совместных военных учений, ее сотрудничество в области безопасности не идет ни в какое сравнение с Россией. В Казахстане Россия арендует полигон для испытаний противоракетной обороны, а также космодром Байконур.

Посол Казахстана в Анкаре подтвердил сообщения СМИ о том, что Казахстан приобрел турецкие боевые беспилотники ANKA у Turkish Aerospace, заявив: «Мы достигли принципиальной договоренности, вероятно, два месяца назад, но поставки, финансовые вопросы и т. д. еще не завершены».

Во вторник Токаев назначил Алихана Смаилова новым премьер-министром и объявил, что около 2000 миротворческих сил ОДКБ начнут вывод из Казахстана через два дня, поскольку «основная миссия миротворческих сил ОДКБ успешно завершена», и процесс займет «не более 10 дней».

Тем временем министерство иностранных дел Турции объявило во вторник, что министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу отправится в Китай в среду.

«Было бы уместно увидеть в визите Чавушоглу попытку развеять опасения или нарративы о том, что события в Казахстане были продуктом пантюркистской агитации, как намекают некоторые в Китае», — сказал Оутзен. По его словам, Турция также может объяснить Пекину, что Организация тюркских государств не угрожает интересам Китая.

Огул Туна, исследователь постсоветских исследований в Калифорнийском университете, сказал, что предстоящий визит Чавушоглу в Китай может быть попыткой сбалансировать действия России, а также убедить китайцев в том, что Анкара не преследует пантюркистских планов.

Поделиться ссылкой:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

    Добавить комментарий