Константин Затулин: Ходите чаще в библиотеку. К полемике вокруг Гарегина Нжде | Газета Нова
Пятница, 25 сентябряГазета Нова

Константин Затулин: Ходите чаще в библиотеку. К полемике вокруг Гарегина Нжде

Межнациональная политика и межнациональные отношения, особенно в многонациональной стране, – очень тонкая вещь. Герои для одних народов не всегда являются героями для других. Сомнительный подвиг армавирского депутата Алексея Виноградова, закрасившего мемориальную доску армянскому политику и военному Гарегину Нжде в армянской церкви Армавира, до сих пор не дает покоя тем, кто никак не может понять, что нельзя прибегать к самосуду над памятниками в угоду какой-либо конъюнктуре. Тем более, когда дело касается памяти исторических деятелей, которые, нравится это кому-то или нет, имеют заслуги в глазах вполне определенной части твоих сограждан и соотечественников в многонациональной России.

Ведь армяне – наши соотечественники, а Армения – единственный официальный военно-политический и экономический союзник России  на Кавказе. Два миллиона граждан Российской Федерации считают Россию и Армению своей Родиной, а в городе Армавире армяне – это половина населения. И не со вчерашнего дня, что удостоверяет само название этого города.

Почему я считаю своим долгом выступить по поводу истории в Армавире?

Во-первых, перед лицом той отвратительной вакханалии ниспровержения памятников советской эпохи, которую мы с недавних пор наблюдаем на Украине, в Польше, государствах Прибалтики и др. Прибегать на своей земле таким же образом к молотку или кисти, будь ты депутат или рядовой гражданин, – значит становиться с вандалами на одну доску. Ждите бумеранга. В нашем случае долго ждать не пришлось: в молочные братья к Виноградову из Армавира прибился в Ереване некий Шаген Арутюнян, обливший краской памятник нашему великому драматургу и дипломату Александру Грибоедову, непосредственным поводом к злодейскому убийству которого в позапрошлом веке стала защита им армян в Персии.

У Виноградова с Арутюняном горе не от ума, а от его отсутствия.

Во-вторых. Когда дело касается конкретно кампании вокруг истории умершего в 1955 году Гарегина Нжде, раскручиваемой сейчас в СМИ, невооруженным взглядом видно, что ее инициатором является руководство конфликтующего с Арменией Азербайджана. В этой статье вряд ли уместно давать оценку, кто прав, а кто виноват в самом конфликте. Это уведет нас далеко в сторону. Ясно лишь, что напряженность в регионе не спадает, и стороны активно обвиняют друг друга. Властям Азербайджана показалось, что они наберут очки в своих попытках демонизировать армян, если разыграют карту с памятником Гарегину Нжде в Армении, которого они представляют фашистом и коллаборационистом. Очевидно стремление столкнуть нас с армянами в очень чувствительном для России вопросе об отношении к Великой Отечественной войне. Хотя, хочу заметить, до сих пор никто не пытался усомниться в героизме советских армян, среди которых число Героев Советского Союза и жертв на фронтах Великой Отечественной в пересчете на общее количество армянского населения СССР опережает показатели всех других народов Советского Союза. Чье Правительство и парламент по сей день работают по адресу: Ереван, проспект Маршала Баграмяна.

Возникает резонный вопрос –  зачем этой попытке ассистирует депутат Виноградов и некоторые другие депутаты – мои коллеги, которые вряд ли имеют полное представление о подлинной истории Гарегина Нжде?

На сайте «Лазаревского клуба» (http://lazarevsky.club/), созданного в прошлом году для сохранения и развития традиционных русско-армянских отношений, мы решили опубликовать два документа – письма  Гарегина Тер- Арутюняна (Нжде) Иосифу Сталину (от декабря 1947 г.) и последнему премьер-министру первой Республики Армения в годы Гражданской войны Симону Врацяну (март, 1953 г.), написанные в советской тюрьме, в которую он попал после ареста в Болгарии, где проживал, в 1945 году. Знакомство хотя бы с этими свидетельствами позволяет усомниться в той однозначной трактовке Нжде, которую хотят обосновать ссылкой на его контакты с Германией в годы войны. Перед нами армянский националист, не скрывающий своей главной жизненной цели – борьбы с Турцией, учинившей в начале века геноцид армянского народа, вся вина которого основывалась на подозрении в симпатиях к русским и России. Ведь история Нжде начинается не со времен Великой Отечественной войны, а гораздо раньше. Она начинается в Османской Турции – Нжде был одним из тех немногих, кто с оружием в руках возглавил борьбу истребляемого армянского населения против тех, кто решил его уничтожить.  Именно поэтому, – и не по чему другому, – он в Армении – национальный герой.

Будучи армянским националистом, Нжде не был и не мог быть другом пришедшей в Армению советской власти. Хочу напомнить, что и она, в свою очередь, в своих обстоятельствах ведя борьбу за выживание, заключила в те времена с Турцией Кемаля Ататюрка наступательный и оборонительный союз, позволивший тому победить и утвердиться. Одним из побочных следствий этого союза был отказ Советской России от всех прав на Карс, Ардаган, Баязет и другие территории, входившие прежде в состав Российской империи. Территории, исторически прежде населенные армянами.

Легко быть крепким задним умом. Мы вряд ли вправе осуждать Ленина и большевиков, но очевидно, что ко Второй мировой войне прежде поддержанная нами Турция рассматривалась в Кремле не как союзник, а как угроза. В самые трудные, первые годы войны СССР не мог снять с кавказской границы воинские части, ожидавшие с часу на час вступление Турции в войну на стороне Германии.  Эмигрировавший в Болгарию Нжде, как и другие армянские эмигранты, ожидал того же. А еще повторения в годы Второй мировой ужасов геноцида армян в годы Первой.

Положа руку на сердце, разве для этой тревоги армян не было оснований? Разве современная Турция, с которой у нас на время совпали интересы, в своем отношении к соседним курдам и сирийцам сегодня  не исходит из того же подхода, который она демонстрировала в прошлом, когда армяне и греки были в ее власти?

Отринутый судьбой от советской Армении, Нжде совершил роковую ошибку, пытаясь заручиться в Германии гарантиями для армян в случае нападения на СССР со стороны Турции. Но он не принимал участия в формировании армянских подразделений для службы в войсках вермахта, не щеголял в военной форме и не запятнал себя участием в военных действиях против СССР. Эти претензии к Нжде – не по адресу.

Я не пишу Нжде панегирик и не предлагаю ставить ему памятники в России. Я лишь предлагаю признать право армян на особое о нем мнение и не приписывать им самым бессовестным образом склонность к исторической реабилитации фашистских преступников. Между прочим, в послевоенном Советском Союзе хорошо понимали разницу между Власовым и Ко, которых повесили по приговору трибунала, и Нжде, которого хотели использовать в борьбе против Турции.

Поэтом, когда в следующий раз у кого-то возникнет желание взять в руки молоток, краску или любой другой инструмент для использования его в вандальных целях, лучше пусть сходит в библиотеку. А самое главное, не соучаствует в нелепых акциях и пропагандистских кампаниях, которые навязывают и провоцируют другие страны в своих интересах.

Автор: Константин ЗАТУЛИН, организатор «Лазаревского клуба», депутат Государственной Думы России

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий