Из статистики исчезают целые города: «Медуза» выпустила расследование о занижении статистики по смертям от коронавируса в России | Газета Нова
Воскресенье, 27 сентябряГазета Нова

Из статистики исчезают целые города: «Медуза» выпустила расследование о занижении статистики по смертям от коронавируса в России

Пока вице-премьер Татьяна Голикова хвалится смертностью от коронавируса в 7,4 раза ниже общемировой, демографы озадаченно поднимают брови. По их словам, такая статистика является поводом не для гордости, а для расследования. В искажениях Россию обвиняют и мировые СМИ: The New York Times и Financial Times накануне заявили, что реальная смертность от коронавируса должна быть на 70 % выше. Московская мэрия ответила на это, что подтасовками не занимается, а 60 % не входящих в коронавирусную статистику смертей вызваны «явными альтернативными причинами».

Как бы там ни было, но российская статистика действительно рождает некоторые подозрения. «Вы же понимаете, что у нас не может быть летальность в шесть раз ниже, чем у всех остальных? Мы же не считаем, что в России какое-то особое генетическое великолепие?» — говорит демограф Дарья Халтурина. Ей вторит коллега Алексей Ракша: российскую статистику по ковидной смертности «нужно умножать в среднем на три-четыре».

«Медуза» перечислила несколько причин несоответствия российской статистике ожиданиям. Во-первых, в официальные данные попадают только те случаи, которые напрямую вызваны коронавирусом. Между тем, вирус вызывает сопутствующие заболевания или же протекает на фоне имеющихся хронических. Патологоанатом «выбирает между смертью «от COVID-19» и смертью «c COVID-19», пишет «Медуза». И если смерть была вызвана осложнениями старых болезней, то ставится именно «c COVID-19».

Сказываются и особенности работы с данными, при которой регионы присылают цифры с опозданиями и не полностью. Так, Москва сейчас планирует заново пересчитать летальные случаи с коронавирусом, чтобы выяснить реальные масштабы бедствия, говорят собеседники издания.

Однако главной причиной подозрительной статистики «Медуза» называет не бардак, а именно сознательное сокрытие смертей. Негласные инструкции врачам спускаются сверху, в результате чего смерти от коронавируса путем манипуляций превращаются в смерти от рака, инфаркта и других болезней, не столь волнующих народонаселение в нынешнем сезоне. Так, рекомендация Минздрава от 28 марта советовала врачам не указывать коронавирус в графе с основным заболеванием — и врачи делали, как приказано. Следующая рекомендация, от 28 апреля, отменяла это правило — но одновременно Татьяна Голикова повелела записывать ковидные смерти как вызванные пневмонией (к слову, накануне Беглов объявил о 697 смертях от внебольничной пневмонии в Петербурге).

Региональные правительства занижают сведения с давних пор — еще с момента подписания «майских указов» в 2012 году. Так что опыт у регионального начальства за прошедшие годы накопился обширный. Но ушки все равно торчат.

«В Санкт-Петербурге очень любят цифру три: 20 апреля от COVID умерли три человека, 21-го — три, 22-го — три, 23-го — три, 24-го — три, 25-го — четыре. Как будто дали 20 апреля распоряжение, чтобы умирало не больше трех, хотя там в день больше 20 человек умирает с внебольничной пневмонией, а 30 апреля умерло 40. Я смотрю на циферки — там день за днем тройки — так не бывает! Вероятность этого — меньше 1 %» — говорит демограф Ракша.

Впрочем, случай с Петербургом — это еще цветочки. В Нижегородской губернии «потеряли» целый город. Саров изначально указывали в официальной статистике, а потом из нее убрали под тем предлогом, что это закрытый город ядерщиков, и его больницы относятся к Федеральному медико-биологическому агентству. Это помогло нижегородским властям — саровские данные перестали к ним иметь отношение, а значит, и отчитываться приходится о меньшем количестве заболевших.

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий