Стали ли граждане питаться лучше после того, как государство решило защитить их от западной еды | Газета Нова

Стали ли граждане питаться лучше после того, как государство решило защитить их от западной еды

От продуктовых антисанкций пострадает прежде всего сама Россия, предупреждали аналитики вскоре после эмбарго, введенного четыре года назад в ответ на позицию западных стран по крымскому вопросу. «Продовольственную безопасность РФ мы таким образом нисколько не повышаем, а на самом деле снижаем», – утверждала профессор РЭШ Наталья Волчкова.

Критика экспертов, разумеется, была проигнорирована. Курс на форсированное импортозамещение на рынке продуктов питания никто во власти не подверг сомнению. Да и большинству россиян он представлялся на редкость удачным государственным решением. Еще пару лет назад в пользу ограничения импорта высказывалось 71% населения.

Прошло время, и эксперты, которых никто не желал слушать, накопили достаточно статистики, чтобы показать, к чему привела такая политика. Разбору ее последствий посвящен свежий 100-страничный доклад, подготовленный группой исследователей РАНХиГС.

Импортозамещение на продуктовом ⁠рынке, напомним, было навязчивой идеей и одновременно предметом гордости для экс-министра ⁠сельского хозяйства Александра Ткачева. И его замена Дмитрием Патрушевым, ⁠сыном секретаря Совета безопасности и не слишком ⁠удачливым госбанкиром, ⁠мало что изменила в оценках происходящего. По основным видам продовольствия, ⁠уверен новый ⁠министр, страна вышла на уровень самообеспеченности свыше 90%. Таким образом, убежден вице-премьер по сельскому хозяйству Алексей Гордеев, в прошлом тоже занимавший кресло главы Минсельхоза, Россия выполнила задачу импортозамещения.

В период 2013 по 2016 годы импорт продовольствия действительно резко сократился – на 46%. Хотя непредвзятое мнение о том, как российским производителям удалось перехватить инициативу и быстро насытить рынок собственной продукцией, скорее указывает не на успех антисанкций, а на резкую девальвацию рубля, сделавшую, как это уже случалось в новейшей истории, цены зарубежных поставщиков неконкурентоспособными.

Но что бы ни явилось причиной продовольственной независимости в стране, она не привела к продовольственной безопасности. А под ней авторы доклада РАНХиГС, апеллируя к международную трактовке, понимают «физический и экономический доступ к безопасному питанию, достаточному для активной и полноценной жизни». Другими словами, в стране действительно стало намного больше продуктов национального производства, но их доступность для основной массы населения снижается.

В глобальном Индексе продовольственной безопасности, рассчитываемом аналитическим агентством Economist Intelligence Unit, Россия по итогам прошлого года оказалась ниже собственных позиций 2013-го (41 место). Среди прочего это обусловлено «недостаточным финансированием научных исследований и сокращением разнообразия продуктов».

Доля расходов на еду в семейных бюджетах составляет по официальной статистике около 35%, что очень много (в сравнении, допустим, с ОЭСР, где даже максимальные показатели у Польши и Мексики недотягивают до 25%). Независимые замеры при этом говорят о доле свыше 50%. На фоне почти непрерывного снижения реальных доходов населения выбор продуктов становится все менее качественным и все более скудным. Домохозяйства в среднем продолжают экономить на всем, от чего могут отказаться, подтверждают тенденцию авторы индекса «Кофе с молоком» от исследовательской компании Romir (отражает объемы покупок шоколада, кофе, молока, бутилированной воды). В РАНХиГС отмечают несоответствие между избытком жира в еде и хлеба на столе россиян и низкой калорийностью их рациона.

Закрывая границы для импорта и оказывая щедрую господдержку собственному агропромышленному сектору (за последние 6 лет АПК получил 1,2 трлн рублей только из федерального бюджета), власть убедила себя, что тем самым ведет нацию к гарантированной сытости и укрепляет ее здоровье. Но ожидания оказались завышенными. Перенасыщенный дешевыми углеводами рацион россиян остается несбалансированным и энергетически неполноценным. «На это указывает распространение анемии как в целом среди населения, так и среди детей», – говорится в исследовании. По той же причине растет число граждан, страдающих ожирением.

Очевидно, что все это не временные трудности спроса на продовольственном рынке, о возрождении которого хором заявляют бывшие и нынешний министры сельского хозяйства, а закономерное следствие системных проблем в ресурсной экономике, несущей бремя геополитических авантюр Кремля. Здоровое, качественное и разнообразное питание зачастую оказывается просто не по карману среднестатистической российской семье. «Пренебрежение этим фактом может привести к искажению представления о состоянии продовольственной безопасности», – подчеркивают авторы доклада РАНХиГС. Впрочем, шансов на то, что тревожные выводы экспертов на сей раз будут услышаны и скорректируют продовольственную политику, по-прежнему мало.

https://republic.ru

Поделиться ссылкой:

Актуальные новости

Добавить комментарий