The New York Times: Новый президент Украины — еврей. Все ли украинские евреи этим довольны? | Газета Нова
Воскресенье, 27 сентябряГазета Нова

The New York Times: Новый президент Украины — еврей. Все ли украинские евреи этим довольны?

Когда Владимир Зеленский, комедийный актер и продюсер, недавно избранный президентом Украины, объявил о своем намерении баллотироваться на этот пост, главный раввин Днепра и Днепропетровской области, где Зеленский вырос, был поражен враждебной реакцией на это заявление.

Причем исходила эта враждебность, по словам рабби Шмуэля Каминецкого, не от православной церкви, бывшей некогда цитаделью антисемитизма, и не от украинского националистического движения, сотрудничавшего с нацистами во время немецкой оккупации. Этим как раз было все равно, что Зеленский — еврей, сообщил рабби Каминецкий. Возмутились как раз евреи, светские и религиозные, хранившие болезненные воспоминания о погромах царской эпохи и Холокосте.

«Они говорят: “Он не должен баллотироваться в президенты, потому что, если дела пойдут плохо, у нас тут через два года начнутся погромы”», — рассказал рабби Каминецкий, главный раввин Днепра.

Несмотря на трагические прецеденты в истории, сегодня Украина отнюдь не является очагом антисемитизма. Премьер‑министр Украины Владимир Гройсман — еврей, и, если он останется на своем посту при Зеленском, Украина станет единственной страной, за исключением Израиля, где глава государства и глава правительства — оба евреи.

Еврейская тема почти не всплывала во время президентской кампании.

Причина в том, объясняет Игорь Щупак, историк Холокоста из Днепра, что былые преследования евреев происходили преимущественно тогда, когда Украина находилась под властью других государств, особенно России или Германии, и антисемитизм был их государственной политикой.

«Сегодня у нас есть антисемиты, но у нас нет антисемитизма как государственной политики», — сказал он.

Исследование Центра Пью показало, что лишь 5% опрошенных украинцев не хотят видеть евреев своими согражданами. Для сравнения, так настроены 18% поляков, 22% румын и 23% литовцев. В Украине сейчас проживает большая еврейская община, третья или четвертая по численности в мире, однако подсчеты разнятся: в нее включают от 120 до 400 тыс. человек — в зависимости от того, кто считает.

«Время погромов прошло, — говорит рабби Каминецкий. — Сейчас никто здесь не думает ни о чем подобном».

Рабби Каминецкий знает Зеленского много лет. Он встречался с ним в Швейцарии, на празднованиях дня рождения живущего в изгнании украинского миллиардера Игоря Коломойского, тоже еврея. Каминецкий говорит, что его разочаровала реакция его собственной общины, которая, встревожившись из‑за еврейства Зеленского, по сути объединилась со сторонниками действующего президента Петра Порошенко и с ультраправыми националистами, которые тщетно пытались привлечь внимание общества к нехристианскому происхождению Зеленского.

Если не считать нескольких постов в соцсетях, в том числе комментария в Фейсбуке, написанного советником Порошенко, о том, что «президент Украины должен быть украинцем и христианином», происхождение Зеленского не сыграло ни малейшей роли в предвыборной кампании, говорит Щупак.

Однако подробно обсуждались связи Зеленского с Коломойским. Петр Порошенко и его сторонники утверждали, что Зеленский лишь марионетка, которую дергает за ниточки олигарх Коломойский. Принадлежащий Коломойскому украинский телеканал «1+1» часто покупал комедийные шоу Зеленского.

Хотя он и скомпрометирован обвинениями в коррупции, Коломойского очень уважают в Днепре, поскольку он сыграл важную роль в спасении города от завоевания пророссийскими сепаратистами, которым удалось захватить значительную территорию к востоку от Днепра. Особенно его уважают местные евреи, так как Коломойский вложил десятки миллионов долларов в строительство еврейского общинного центра — гигантского комплекса в центре города, который считается крупнейшим еврейским общинным центром в мире.

Днепр, который с конца XVIII по начало ХХ века назывался Екатеринославом, был некогда одним из важнейших в мире центров еврейской жизни и культуры. Евреи составляли 35% городского населения, в городе насчитывалось 50 синагог.

Сегодня в Днепре восемь синагог (в советское время была всего одна), а евреи составляют 5% населения города, насчитывающего миллион жителей.

По словам Игоря Щупака, еврейское население города вновь растет несмотря на продолжающуюся эмиграцию в Израиль и в Европу. И люди, которые раньше скрывали свое происхождение, теперь открыто возвращаются к иудаизму. Это явный признак того, что прежние стигмы не актуальны.

Однако новый еврейский общинный центр, как и борьба еврея за кресло президента, вызвал беспокойство у местных евреев, не желавших привлекать к себе излишнего внимания. «Они считали, что слишком большой общинный центр вызовет волну антисемитизма», — объясняет рабби Каминецкий.

Владимир Зеленский во время своей предвыборной кампании не старался скрывать свое происхождение, но и не подчеркивал его. «Тот факт, что я еврей, — это примерно двадцатая по значимости моя характеристика», — сказал он.

Однажды, когда один политик националистического толка подверг сомнению патриотизм Зеленского, поскольку тот не раз высмеивал украинскую культуру в своих комедийных шоу, Зеленский пригрозил натравить на обидчика свою еврейскую маму.

До развала Российской империи после Первой мировой войны Днепр и другие города в этом регионе, в том числе Кривой Рог, где Зеленский вырос, входили в так называемую черту оседлости, территорию, где евреям — подданным империи — разрешалось жить и работать в отличие от внутренних губерний.

В черте оседлости нередко случались вспышки антиеврейского насилия, осуществлявшегося местными христианами, особенно казаками, которые отличались особой жестокостью.

Коммунистический режим, утвердившийся после революции 1917 года, положил конец антисемитизму как государственной политике, но евреи, как и многие другие советские граждане, по‑прежнему страдали. Среди жертв сталинского террора в Днепре был отец раввина Менахема‑Мендла Шнеерсона, последнего лидера движения Хабад‑Любавич, умершего в Нью‑Йорке в 1994 году.

Историк Игорь Щупак утверждает, что, хотя советские власти официально не поддерживали антисемитизм, он был столь распространен, что его собственные родители «стыдились своего еврейства». Он узнал о своем происхождении лишь в школе, когда его одноклассники углядели, что в его документах в графе «национальность» указано «еврей».

Архиепископ Новомосковский Евлогий, консервативный иерей, викарий Днепропетровской епархии, сказал: «Конечно, мы бы больше радовались, если бы президентом стал православный христианин». Но гораздо больше его расстраивают православные украинцы, стремящиеся порвать традиционные связи Украинской православной церкви с Москвой и поддерживающие новую церковь в Киеве.

Евреи, по словам архиепископа, считают себя «богоизбранным народом и полагают, что они должны все контролировать». Но они представляют меньшую опасность, чем «схизматики», которые «разрушают единство славянского мира».

Православные христиане, прихожане прихода Евлогия в центре Днепра, сказали, что им нет дела до вероисповедания Зеленского. Им гораздо важнее, удастся ли ему снизить цену на газ и улучшить благосостояние обычных людей.

Подконтрольные государству СМИ в России без устали твердят, будто на Украине у власти находятся погрязшие в антисемитизме неонацисты. В то же время российское государственное телевидение само грешит антисемитскими инсинуациями. Например, оно сообщило, что Петр Порошенко, верующий и посещающий церковь православный христианин, на самом деле еврей по фамилии Вайцман, который лелеет дьявольский замысел разрушить славянское братство.

Игорь Щупак сказал, что был поражен, заметив, сколь многие его иностранные друзья заражены российской пропагандой, которая с момента отставки пророссийского президента Виктора Януковича в 2014 году стремится представить Украину очагом фашизма.

«Все на Украине знают, что Зеленский — еврей, — сказал Щупак. — Он типичный продукт воспитания в светской образованной еврейской семье. Как бы такой человек мог прийти к власти в стране, контролируемой фашистами?»

И тем не менее рабби Каминецкий говорит, что вынужден прилагать немало сил, чтобы успокоить евреев в своей общине, по‑прежнему помнящей о травме погромов и Холокоста, снизить их «очень высокий уровень тревожности». «Евреи вышли из Египта, — говорит Каминецкий, — но Египет не вышел из евреев».

Каминецкий, член движения Хабад‑Любавич, возглавившего возрождение иудаизма на территории бывшего Советского Союза, заявил своей тревожащейся общине в главной синагоге Днепра, что они должны приветствовать еврея, борющегося за президентское кресло, а не отвергать его. Он посоветовал днепровским евреям отбросить так называемый «комплекс ой‑вей» — тенденцию опасаться худшего и стыдиться своего еврейства.

«Если вы не гордитесь своей общиной и собой, вас никто не примет», — сказал он им. 

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий